Уитмарш о Макларен, организации FOTA и свежем сезоне

f832d9d6

Уитмарш Мартин Уитмарш – настоящий жизнелюб.

Мартин Уитмарш – настоящий жизнелюб. Если в 2016 г Дженсон Баттон и Льюис Хэмилтон выиграли 6 автогонок, то в свежем сезоне он и его бригада хотят достичь большего. Вчера демонстрации MP4-27, управляющий Макларен дал интервью официальному веб-сайту первенства…            

Вопрос: Годом ранее на зимних тестах МР4-26 не различалась скоростью, и, возможно, тогда вы осознавали, что 2011-й год едва ли будет успешным. Однако выяснилось, что бригада провела неплохой год. Как проходит работа над МР4-27? Какие у вас предчувствия?
Мартин Уитмарш: Осознаю, на что вы намекаете, однако, в первую очередь, мне хочется незначительно побеседовать о прошлом году, который, как вы говорите, был хорошим. В истории Формулы 1 не много команд, которые выиграли по крайней мере 1 Гран При, в то время как мы в 2016 г одержали 6 побед в 19-ти автогонках, т.е. примерно мы одолевали приблизительно 1 Гран При из 3-х.

Это в общем отвечает данным Макларен за всю время ее существования: с 1966-го года мы выиграли любой 4-й Гран При, что составляет 175 побед в 703-х автогонках. Мы очень гордимся данными достижениями, впрочем, разумеется, в свежем сезоне будем рваться достичь большего.

До испытаний нельзя предвидеть, как прытка будет наша автомашина сравнивая с техникой основных конкурентов. Я в курсе, что в Red Bull, Феррари и Мерседес AMG, как и в иных командах, работают над свежими автомобилями более внимательно, чем мы.

Очевидно могу с уверенностью сказать одно: МР4-27 – это логичное формирование МР4-26. Автомашина приспособлена к условиям нового технологического распорядка, и нам кажется, что работа над ней проходит в правильном направлении.

Вопрос: 7-го марта первым за руль MP4-27 сядет Дженсон Баттон, а не Льюис Хэмилтон. В данном есть какой-нибудь подтекст?
Мартин Уитмарш: Совсем нет. Как можно представить, при работающих жестких ограничениях на исследования, наши пилоты попытаются сделать, по возможности больше. В обозримые недели Дженсону и Льюису предстоит провести много времени в Испании, и оба планируют скорее приняться за дело.

Нам свезло: в составе Макларен играют 2 чемпиона, – ни одна иная бригада не в состоянии этим похвастать, – а наша командная этика требует, чтобы отношение к двум пилотам было одинаковым. Мы всегда соблюдали данного принципа, так будет и в 2016 году, так будет всегда, пока я возглавляю командой. Потому, отзываясь на ваш вопрос, заявлю: то, что по нашему графику испытаний Дженсон сядет за руль новой автомашины в первый день, а Льюис – во 2-й – не более чем ошибка. Легко могло бы быть напротив.

Вопрос: В 2011-м году Хэмилтону понадобилось трудно. У вас была солидная речь с ним до свежего сезона, либо вы еще лишь намереваетесь с ним побеседовать?
Мартин Уитмарш: В 2011-м Льюис выиграл 3 Гран При, став одним из 3-х пилотов, кому удалось одержать в 2016 г больше одной победы. Двое иных были Себастьян Феттель и Дженсон Баттон. Большинству пилотов вообще никогда в жизни не удастся одержать в одном году 3 победы, а Льюису это под силу. 

В КНР, в Германии и в Абу-Даби он выступил ярко, тем не менее, на других автотрассах также. Все-таки, вы говорите, что в 2016 г ему «понадобилось трудно», и в данном есть часть истины. Однако у Хэмилтона настолько высок уровень амбиций, что наиболее жесткий его критик – это он лично.

Иногда, когда картина формировалась не так, как он планировал, Льюис давал волю чувствам. В 2016 г вы 3 раза это видели. Однако это только говорит о его конкурентоспособности, это побочный эффект его самой сильной воли к победе. И мы бы не планировали, чтобы Хэмилтон был некоторым иным.

Он прекрасный пилот, один из наиболее оперативных, кого я видел. Потому в 2016 г мы всегда заверяли его в нашей 100-процентной помощи. У людей длинная память, согласитесь? Льюис считается необходимой частью Макларен в течение половины собственной жизни и продолжительнее. Он – часть истории команды, часть нашей большой семьи. И Льюис это знает.

За 5 сезонов представления в нашей команде он достиг необыкновенных результатов. В 3-х из этих 5-и сезонов он сражался за титул до последнего Гран При. И, само собой разумеется, выиграл чемпионат 2008-го года. Он выиграл 17 из 90 Гран При, в которых начался, и по данному уровню он занимает весьма повышенное место в придумываемом «Зале популярности Формулы 1».

Вопрос: Кими Райкконен в 2016 году возвращается в Формулу 1 в составе Лотус. У вас огромный опыт работы с ним: как вы полагаете, каких итогов он может достичь?
Мартин Уитмарш: Кими – прекрасный молодой человек и очень одаренный пилот. Он провел 5 удачных сезонов в Макларен, выиграв 12 Гран При, несмотря на то что в тем времена ему не удалось стать чемпионом, он был близок к покорению титула: должен бы одолеть и в 2003-м, и в 2005-м годов., если б ему немного больше свезло, либо если б автомашина была не менее качественной.

Невзирая ни на что, он принес Макларен 12 побед, и некоторые из них были просто прекрасны. В 2016 г, когда шли некоторые слухи о его вероятном возвращении, на одной из пресс-конференций меня спросили, имеет ли резон снова звать Райкконена, и я дал единственный положительный ответ.

Я и в настоящее время так думаю, и мне очень приятно, что Кими снова будет играть в Формуле 1. Он весьма распространенный пилот, и, по моему мнению, Формула 1 от данного лишь выиграет. В этом году мы увидим шестерых чемпионов мира, более чем когда-нибудь, и любой из них, включая Кими, не только лишь необыкновенный пилот, но также и колоритная личность. Если в Лотус возведут стремительную автомашину, Кими будет резв.

Вопрос: В первый раз в истории чемпионат будет заключаться из 20 автогонок, плюс в 2016 году в процессе года рассчитан длинный пробный этап. Как можно перенести настолько крепкий график? И в чем помощь испытаний в процессе года?
Мартин Уитмарш: По моему мнению, честно говоря, год из 20-ти Гран При – это, возможно, некоторый натуральный лимит. Если еще повысить их количество, то перегрузка на команды будет чересчур повышенной, в особенности на механиков. И тогда мы будем обязаны ввести посменную деятельность, как это делается в NASCAR, где стало стандартной практикой выполнение не менее 30-ти автогонок за год.

Понято, что это повлечет ненужный рост затрат, при этом, тогда, когда мы удачно удерживаем данную линию. Однако не раз мы удачно управлялись с перегрузкой в 19 Гран При за год, потому, полагаю, управимся и с 20-ю автогонками, впрочем это будет сложно.

Что же касается испытаний по ходу первенства, то в 2016 г их не было, но несмотря на это до года прошли 4 сессии. В 2016 году до года исследования будут производиться трижды, и 1 раз – по ходу года. Честно говоря, не полагаю, что тут есть некая особенная разница.

А еще 3 года назад мы вели исследования перед каждым Гран При, временами на 2-ух различных автотрассах синхронно. Что бы мы ни делали в 2016 году, либо в ближайшее время, – полагаю, мы даже не ускоримся к тому размеру испытаний, который еще не так давно являлся обычным.

Вопрос: Вы еще остаетесь на посту директора FOTA – организации команд Формулы 1. Как вы воспринимаете позицию, занятую Red Bull и Феррари?
Мартин Уитмарш: За собственную маленькую историю FOTA значительного достигла, и продолжает вести серьезную деятельность. Организация никогда в жизни бы не могла выйти без помощи Red Bull и Феррари, а ее первым управляющим был вице-президент Феррари Лука ди Монтедземоло. И более того, отношения между Макларен, Red Bull и Феррари и в настоящее время остаются отличными.

Вопрос: Недавно менеджер автоконцерна Red Bull по автомобильному спорту Хельмут Марко заявил, что, с его точки зрения, успехи Red Bull Racing принудили Макларен и Феррари соединиться. Вероятно, после исхода Феррари из FOTA, это не отвечает реальности?
Мартин Уитмарш: FOTA образовалась 3 месяца назад, и нужно признать, что одним из основных ее достижений было то, что никогда в жизни раньше отношения между Феррари и Макларен не были настолько сердечными, как в настоящее время.

Да, команды Формулы 1 всегда будут состязаться между собой. Наши пилоты, техники и инженеры всегда будут рваться осилить конкурента на автотрассе, и то же самое относится и к работникам платного департамента, когда они ведут деятельность по привлечению спонсоров.

Формула 1 – это спорт, однако это еще и солидный бизнес. Однако это не означает, что мы не должны сотрудничать, если партнерство проходит в интересах многих, и это относится ко всем командам, даже к тем, кто в настоящее время не принимает участие в работе FOTA. Потому, говоря от имени Макларен, я могу доказать, что на всех уровнях нашей работы мы регулярно контактируем с Red Bull и Феррари, и с иными командами. Само собой разумеется, это относится и к Кристиану Хорнеру, и к Стефано Доменкали, и ко мне.

Вопрос: Возвращаясь к грядущему году: если Макларен снова финиширует 2-й, вас это далеко не организует, правильно? На какие жертвы вы способны пойти, чтобы в 2012-м году бригада заняла бы 1-ое место?
Мартин Уитмарш: Считаю, «жертвы» – это неправильное слово. Все в нашей команде работают с предельным усилием сил, чтобы достичь победы. Впрочем при этом иногда на персональном уровне нужно некоторое усердие, не полагаю, что наши работники принимают это в подобном ключе.

В Формуле 1 работают весьма целенаправленные люди, а для коллектива Макларен свойственен не менее боевой настрой, чем для многих команд. Состязаясь в Формуле 1, за 46 лет мы выиграли 20 чемпионатов, и это по любым меркам большое завоевание. Поверьте, теперь мы целиком сосредоточены на том, чтобы приумножить это количество.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>